Странности нашей жизни: необычные события, привычки и поступки, странные люди и животные, необъяснимые мистические события и природные явления

Марк Алданов. Убийство Троцкого (§ II)



Марк Алданов. Убийство Троцкого (§ II)

Троцкий после своего изгнания из Европы уже три года жил в Мексике. В своей автобиографии, в разных статьях, он совершенно серьезно и, по-видимому, искренне возмущался тем, что ни одна демократическая страна его впускать не хотела: «планета без визы»! Он обращался к германским (веймарскаго времени), к французским, к английским, к американским сановникам с просьбой о разрешении на в’езд, ссылался на болезнь, на необходимость посоветоваться с врачами, на желание работать в библиотеках, — ничто не помогало! В 1937 году мексиканский живописец Диего Ривера выхлопотал для него визу в Мексику и поселил его там в своей вилле. По своему обыкновению Троцкий скоро с ним поссорился, переехал в деревню Койокан под Мексико и приобрел там дом, с «патио», с садом. Я видел в «Нью-Йорк Таймс» фотографию его усадьбы. Дом неправильной постройки, с мезонином, окружен очень высокой стеной. Вероятно, он был приобретен именно из за этой стены. Новый владелец превратил свою усадьбу в крепость. В стенах были устроены пулеметныя гнезда, обыкновенная входная дверь заменена тяжелой, стальной, вход охранялся собственными телохранителями Троцкаго. Кроме того, в угловой части усадьбы мексиканския власти устроили свой полицейский пункт, специально предназначенный для его охраны. Из дому он выезжал редко, в автомобиле, при чем садился так, чтобы сквозь окна машины его не было видно: опасался обстрела с улицы. Его мероприятия по самозащите не прекращались до последняго дня и все усложнялись. По крайней мере, в день убийства Троцкаго над укреплением усадьбы еще работало десять человек. Но он не чувствовал себя в безопасности и дома: каждое утро, вставая, говорил жене (как когда-то П. А. Столыпин): «Вот и еще счастливый день: мы еще живы».

Разумеется, Троцкий имел все основания принимать меры предосторожности. За три месяца до его убийства, 24 мая 1940 года, на его усадьбу было произведено нападение. В 4 часа утра к дому Троцкаго подкатили автомобили, на которых было 20 человек, переодетых в синие мундиры мексиканских полицейских. Они мгновенно, без шума и без кровопролития, справились с настоящими мексиканскими полицейскими, несшими охранную службу при доме, и позвонили. На дежурстве в эту ночь находился секретарь хозяина дома, 25-летний американец Роберт Шелдон Харт. Он отворил им дверь. Злоумышленники ворвались в дом, открыли огонь из трех пулеметов по спальням, как со двора, так и из кабинета Троцкаго, смежнаго с его спальней. Хозяева спаслись лишь потому, что бросились на пол. В спальную нападавшие не проникли по не совсем понятной причине, — будто бы потому, что дверь из кабинета в спальную очень хорошо затворялась и была снабжена сложными приспособлениями. Бросив несколько зажигательных бомб, которыя впрочем большого вреда не причинили, злоумышленники удалились, захватив с собой Шелдона Гарта. Через месяц, ночью 24 июня, в кухне какого-то мексиканскаго дома, расположеннаго в двадцати милях от усадьбы Троцкаго, было найдено под полом, на глубине двух футов, изуродованное тело секретаря со следами тяжких побоев и трех револьверных ран. Как писала газета «Графикo», ”he had been killed a la Mexicana which means he had been beaten first to force him to flight so his slayers „might quiet their consciences” instead of murdering him, in cold blood”.

Преступление это, совпавшее по времени с мировыми событиями во Франции, почти никакого внимания не вызвало. Газеты им не занимались. Но следственныя власти никак не могли понять, почему был похищен и убит Гарт. Теперь легко дать этому правдоподобное об’яснение, — о нем скажу дальше. Как бы то ни было, после 24 мая мексиканское правительство подвергло аресту весь состав своего полицейскаго пункта при усадьбе, во главе с лейтенантом Казасом, виновным в том, что в момент нападения он не находился при исполнении своих служебных обязанностей.

Мне говорили, что покушению 24 мая предшествовало еще другое покушение, тоже сопровождавшееся будто бы жертвами. По каким-то соображениям властей, о нем ничего сообщено не было. Ручаться, что это так, я, конечно, не могу. Но вполне очевидно было, что ведется правильная охота. Сам Троцкий не сомневался в том, что его убьют, и не раз говорил это своим близким. Однако фаталистом он никогда не был. Еще в Москве, постоянно нуждаясь в медицинской помощи, Троцкий просил врачей выписывать рецепты не на его имя, а на имя подставного лица: «чтобы не отравили».

← Предыдущий параграф

Следующий параграф →

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники



Оставить комментарий или два


Инфо

Запись опубликовал 3 Август 2014 года и разместил в рубрике Криминал.     К статье пока нет комментариев. Вы можете быть первым.

Случайные записи

Диета  как пустая трата денег Страхуем всех! Туалетная бумага с изображением Гитлера Британские дети больше не играют в салочки

Похожие записи

Архивы