Странности нашей жизни: необычные события, привычки и поступки, странные люди и животные, необъяснимые мистические события и природные явления

Опричники в Москве и по разным местам России



Опричники в Москве и по разным местам России

Москва была в ужасе. Настали дни, когда никто не мог чувствовать себя в безопасности. Стоило упасть на кого-либо подозрительному взору Малюты Скуратова или Басманова — и участь такого человека была решена. Лучшие бояре начали чуждаться дворца. Государственные дела пришли в полное расстройство. Всюду и во всем пошли неудачи. Открылась война с Литвой, и русские войска, еще недавно одержавшие громкие победы над татарскими царствами в Казани и Астрахани, теперь терпели от врагов поражения за поражениями. Все были подавлены московскими ужасами, ни у кого не спорилось в руках никакое дело.

Люди, отчаявшиеся в возможности с пользой служить России при господстве Басмановых и Скуратова, стали покидать родину. Так, прекрасный полководец, герой казанского похода, князь Курбский, отъехал в Литву и оттуда прислал Ивану Васильевичу письмо с горькими укоризнами за то, что царь оттолкнул от себя всех добрых советников и предался во власть низших льстецов, губящих Россию. Царя задело за живое письмо Курбского. Он отвечал Курбскому длинным посланием, гневным и язвительным, но в глубине души он не мог не чувствовать, что Курбский говорил ему правду. Ужасное время началось и для России и для самого Ивана Васильевича. Россия стонала от казней. А Иван Васильевич, заходивший все дальше по пути жестокостей, начал страшиться собственных подданных. Ему всюду мерещились заговоры, покушения на его жизнь, козни недоброжелателей. Он уже чувствовал, что его дела не могли заслужить ему любовь населения, и он боялся расплаты за те жестокости, которым сам предавался. Он стал в одно и то же время и мучителем и мучеником. Великое несчастье для правительства, когда оно не может опереться на доверие народа, и Иван Васильевич со своими злыми советчиками сам подготовил себе это страшное несчастье.

В конце концов дело дошло до того, что царь Иван стал чувствовать себя совсем беззащитным среди своего народа. И сотворилось небывалое дотоле дело: царь бежал из собственной столицы. 3 декабря 1564 г. площадь перед дворцом неожиданно для москвичей вся наполнилась санями. Народ в изумлении смотрел, как в сани начали сносить из дворца золото, серебро, иконы, кресты, драгоценные сосуды, одежды, деньги. Наконец вышел царь, сел в сани вместе с сыновьями, Басмановым, кн. Вяземским, Михаилом Салтыковым и поезд, окруженный вооруженным всадниками, выехал из Москвы. Царь уехал в Александровскую слободу, далеко от столицы.

Москва жила в томительном недоумении. Никто не знал, что означает внезапный отъезд царя. Так прошел целый месяц. И вдруг через месяц царь прислал грамоту, в которой писал, что он, разгневанный на бояр, оставляет свое государство и едет, куда Бог ему путь укажет. Москвичи взволновались, не знали, как понять поступок царя, и порешили отправить к нему посольство с просьбой «взять назад свое государство». Тогда-то Иван Васильевич и объявил свое истинное намерение. Он ответил, что вернется в Москву, но заведет на будущее время новые порядки. Эти новые порядки, действительно, заведенные с 1665 года, явились для России сущей казнью египетской. Царь решил окончательно отгородиться от народа кровожадными палачами, точно сторожевыми псами, и отдать на расправу этих палачей всю страну. Он учредил для себя особый отряд телохранителей в шесть тысяч человек и назвал его опричниной (т.е. людьми, которые должны стоять опричь, т.е. в стороне, отдельно от всего народа). Царь повелел отписать ряд улиц в Москве и многие земли в разных местностях государства, поотнимав эти земли у знатных бояр. Все земли, не отписанные на опричнину, стали называться земщиной. Начальниками опричников были сделаны уже известные нам Алексей Басманов, Малюта Скуратов, князь Афанасий Вяземский. Они набирали в состав опричников самых отчаянных, кровожадных и распутных людей. Каждый вступивший в опричнину человек должен был дать страшную клятву в том, что он отказывается от отца и матери: не будет водить хлеба-соли ни с кем из земщины и будет служить, выслеживать и выводить крамолу из русской земли, отыскивать и истреблять недругов государя. Опричники должны были ездить всегда в кафтанах черного цвета, непременно на вороных конях с черной сбруей. К седлу опричника всегда были привязаны собачья голова и метла в знак того, что опричники должны выметать измену ид русской земли и грызть крамольников, как царские псы.

Вся русская земля была отдана в полную власть опричников. Царь не принимал ни от кого никаких жалоб, что бы они ни натворили. Кто осмеливался жаловаться на опричников, тех ожидали суровые наказания. И опричники пользовались своей безнаказанностью: они наполнили русскую землю такими надругательствами над безответным населением, каких не бывало и при татарском нашествии. Прикрываясь своей обязанностью истреблять крамолу, просто-напросто завели по русской земле открытый разбой, от которого никому не было пощады.

Опричники свирепствовали и в самой Москве и по разным другим местам России. Учредив опричнину, царь опять удалился в Александровскую слободу и зажил там в больших палатах, защищенный со всех сторон рвами и валами.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники



Оставить комментарий или два


Инфо

Запись опубликовал 17 Июнь 2016 года и разместил в рубрике Общество.     К статье пока нет комментариев. Вы можете быть первым.

Случайные записи

Двойник Паваротти  поднимает настроение пассажирам железнодорожного вокзала в Великобритании Секс-оргия в качестве бонуса за хорошую работу Доброе слово и кошке приятно Самый высокий в мире подросток

Похожие записи

Архивы